вторник, 3 марта 2009 г.

Как Владимир Высоцкий передавал свои стихи с того света

Послание стихи от В. Высоцкого (взято с сайта http://gnozis.info)
http://www.gnozis.info/?q=node/3132 1-ая часть стихов.


Мой сериал про послесмертные стихи Высоцкого прежде всего должен обрасти контекстом и подробностями, как мясом - скелет. А уже потом имеет смысл излагать мои открытия.

Первый зафиксированный случай ченелинга Высоцкого зафиксирован в 1981 году, в июле месяце.

Вот как описывает это непосредственный участник события, спрятавшийся за псевдонимом Thinker:

"Был очень жаркий день, работы было невпроворот, и не очень она – работа – получалась. Что-то у нас тогда с новыми тензодатчиками не вытанцовывалось: всё вроде «срасталось» по схеме, а на конечном устройстве – «ни искры»…
Хотелось материться, но внутренний голос уговаривал выражать эмоции как-нибудь иначе. Например пением песен. Например – Высоцкого. «Товарищи ученые, доценты с кандидатами…» - вертелось у меня в голове до самой ночи, пока мы эти растреклятые тензодатчики таки не вмостырили как и куда следует…

Уже в третьем часу ночи мы «усталые, но довольные» просто попадали там, где только что надрывались по-черному…

Это только кажется, что труд пусковика-наладчика разгонных систем разного рода ускорителей-синхротронов – курорт… Платили нам действительно – дай Бог каждому (эти трудовые накопления, разумно вложенные в свое время, меня по сей день выручают), но выматывались мы тогда тоже - нешуточно…

И вот, не успев толком врубиться в сладкое предутреннее сновидение, я вдруг отчетливо осознал: слышу чей-то голос… Мгновение-другое спустя усёк: это голос Высоцкого. Голос пел песню…
Этой песни я у Высоцкого не слышал. При том, что ОЧЕНЬ хорошо знал практически всё его песенное наследие…

И вот, лежу это я – не сплю и не бодрствую, где-то посередине дремотного процесса-состояния – и вдруг до меня доходит: я же его ОТТУДА слышу!.. Хватило у меня ума (и еще чего-то…) не вскакивать как оглашенному, а спокойно нашарить в кармане свой вечный автоматический карандаш и рабочий блокнот…
Голос, как будто видевший эти мои «манипуляции сомнамбулы», начал песню снова… Потом – еще раз…

Пение продолжалось до тех пор, пока текст песни не уложился полностью на замасленных страницах моего блокнота-трудяги…

Утром, примчавшись на первом автобусе в нашу общагу, схватил первое попавшееся, на чем можно было писать. Это оказалась прошлогодняя газета с коротким сообщением о...смерти актера В.Высоцкого. Вот на этой газете я текст услышанной песни и записал…

Уже перед самым приходом нашего «особиста-контролера» успел я стереть из рабочего блокнота «крамолу», за которую мог в те годы не только работы лишиться, но и кое-чего более существенного… Таковы были условия режима…

Приехав из командировки домой, я сразу же вспомнил о своей драгоценности. Переписал текст песенного послания на чистый лист и стал перелопачивать все доступные мне архивы-источники на предмет идентификации мистически обретенного произведения. Так и не нашел…

Уже через десять лет, включив телевизор на какой-то программе, показывавшей отрывки из документального фильма «Девять лет с экстрасенсами», я буквально остолбенел: в одном из сюжетов рассказывалось о некой женщине, понапринимавшей от Высоцкого целую книгу стихов. От «мёртвого» Высоцкого…

Ну, то, что смерти нет, я к тому времени уже знал из собственного опыта. Но вот то, что ОТТУДА могут передаваться послания, - это тогда для меня стало ОТКРОВЕНИЕМ. Холодок пополз у меня меж лопаток, когда я осознал суть своего собственного пережитого опыта «слышания»…

Через некоторое время, серьезно изучив тему «автоматического письма», «научного спиритуализма» (не путать с вульгарной и смертельно опасной его формой - спиритизмом!) и прочих разновидностей взаимодействия с иномирьем, я могу сказать, что явление это отнюдь не исключительно редкое. Во всяком случае, примеры общения с духами ушедших описаны еще в Ветхом Завете…

В моем конкретном случае ЭТО было только однажды. Больше голос поэта-песенника всея Руси ко мне не обращался… Вот эта песня.

*****************
Помню, помер я в очерёдный раз
от пронзения души парой чудных глаз.
Всё покрыла тьма, сонь дремучая,
будто вжалила гадюка гремучая.

И заснул я враз ошалелым сном:
вижу, вроде я уже и не мужик, а гном.
А вокруг стоит лес загадочный,
заколдованный, чудной, жутко сказочный.

В том лесу чудном страсти водятся,
лешачихи с упырями хороводятся.
На замшелых там на проплешинах
Пьют березовую брагу черти с лешими.

А над лесом тем автожирами
голы-девки на метелках барражируют.
А капеллою вурдалаковой
граф Дракула венским стулом дирижирует.

На поляне там на опушечьей,
под заливистые трели под кукушечьи,
пляшет пень – не пень, а и дом – не дом,
на куриных на ногах,
да так, что пыль столбом…

И сказал я пню: «Слушай, брось скакать,
повернися к лесу задом, дай мне речь сказать!..»
И послушал пень мой нескладный стих:
Чертыхнулся, трепыхнулся и, чихнув, затих.

Тут опять, гляжу, диво-дивное:
Отворился пень и вылезла противная,
С помелом в руке, вся худющая
Колченогая, кривая ведьма злющая.

«Ты пошто? - говорит, - Ты нашто? - говорит, -
Ты чаво сюды приперси и орешь? - говорит. –
Аль тебе, балде, жить не хочется?
Дык у меня про енто дело печка топится!»

Тут смекнул: ага! Предо мной – Яга!..
И послал же Бог такого на пути врага!
Стал-быть рок такой мне-сердешному –
У Яги пытать судьбу по делу грешному…

«Ой, бабуля, - говорю, - красотуля, - говорю, -
Я и так, без ентой печки, весь огнем горю.
У меня в нутре жар нешуточный
С похмелюги озверелой семисуточной.

Аль тебе-карге чё не ндравится?
Али думаешь, с тобой шиш кто справится?
Это даром, что одноглавый я,
Мне дыхнуть, так станешь ты – одно заглавие!»

Тут гляжу: ага, бабка сникнула,
Заскребла себе под мышкой, зубом цыкнула.
В плат застиранный рассморкалася,
Да понюхавши поганку, расчихалася.

А как с чихом тем бабка справилась,
Так в характере своем враз исправилась;
Подобрела вдруг шельма-бестия,
Будто пронял я ее хитрой лестию…

Отряхнув подол от скоромного,
Обернулася она девкой скромною.
Костяной ногою зашаркала,
Заскрипела по-павлиньему, закаркала:

«Уж ты гой еси, мой милёночек,
Разлюбезный мил-касатик, похмеленочек,
Виновата я, окаянная,
Не гневись, душа-голубчик (морда пьяная…).

За слова мои неприветные
ты прости меня, старуху несусветную.
А чтоб зло меж нас рассосалося,
Погадаю, скока жить тебе осталося…»

Тут взяла Яга лист осиновый
Да взмахнула им над лампой керосиновой.
Вмиг сгорел тот лист… Вдруг раздался свист,
Громыханье, чертыханье и матерый твист…

И очнулся я посредине дня:
ни старухи-поскребухи, ни чудного пня,
а сижу я весь скособоченный,
да похмельем сволочнейшим озабоченный.

А в углу орет-надрывается
одноглазый демон – SONY называется,
А в глазу его банда рокова
над людями в темном зале изгаляется.

А солист у них – морда рыжая,
Ну ни дать ни взять – упырь, глаза бесстыжие.
На чудном визжит на наречии,
да трясется весь, как шизик недолеченный.

Тут вдруг стало мне шибко муторно:
В голове – бардак, во рту – как в баке мусорном.
Чую – снова я в темень падаю,
Только тут уж в гробовую – быть мне падлою!

Стал-быть верно мне бабка «скинула» -
За последний за рубеж меня закинуло.
Прощевайте, значить, ребятушки!
Проиграл «костлявой» я в салки-прятушки…

Еще одно стихотворение передано через философа и целителя Анатолия Мартынова в августе 1982, а остальные известные нам теперь 323 его послесмертных стиха - через целительницу Веру Владимировну Зражевскую.

Когда вся эта история закрутилась, Вера Владимировна Зражевская была уже на пенсии. Она имела право работать по основной прежней специальности два месяца в году – в комитете профтехобразования. В январе она ездила в Пермь с инспекцией местного ПТУ. 14 января 1982 года она возвращалась в Москву в поезде, в вагоне СВ. В купе она была одна, закрыла запор, так как была ночь, выключила свет, заснула. Проснулась она оттого, что дверь открылась, в купе зажегся свет и в него вошел Владимир Высоцкий с гитарой. Он сел на соседнюю постель и произнес «Наконец-то я тебя нашел!». Затем он спел две песни, которые никто не слышал.

После ухода Высоцкого Вера Владимировна не могла уснуть, и уже под утро в ее мозгу зазвучал голос Высоцкого, который продиктовал ей первое стихотворение с того света, проходное, не главное, вот такое:

Мотаясь меж звездами взад и назад,
я руки тяну к Земле.
Пока еще близко, пока еще взгляд
прикован, привязан к тебе.

Что далее будет, не ведомо мне,
пока же – огни… огни…
Мы в этих лучах, как и на Земле
мгновенья, но будем одни.

Ночь с 14 на 15 января 1982

С тех пор было начитано более трехсот стихотворений, которые Вера Владимировна печатала потом на своей пишущей машинке, показывая друзьям только отдельные фрагменты этих стихов.

Надо сказать, что по жизни она не была поклонницей творчества Высоцкого, и более того, ее раздражало его хриплое пение, которое звучало из магнитофона ее сына Юрия.

Вот единственная, кажется, передача про ЭТО с участием самой Зражевской - в фильме "9 лет с экстрасенсами" киностудии "Киевнаучфильм". Сюжет снимался в ее московской квартире на улице Красного Маяка.




- Нужны ли тебе теперь стихи? - спросила однажды Вера Владимировна
- Нет. Они теперь просто - материальные следы наших встреч, - ответил Высоцкий.

Сначала его послесмертные стихи походили на того тексты Высоцкого, которого мы знаем:

Я выбирал друзей не тех, не тех, не тех.
Искал любви большой не там, не там, не там.
Как горек был всегда мой смех, мой смех,
как светлый помысел летел к чертям, к чертям, к чертям....
и т.д.

24 ноября 1982 года

Такого и при жизни было много, и лучше качеством...

Потом стихи набрали такой внутренний подтекст и накал, что я читал их как откровение. И в них описана дальнейшая его биография, трансформации, послушание, борьба, желания, события планетарного значения.

Пока просто почитайте немного россыпью:

*****************
Над звездным пологом к тебе шагаю.
Созвездье - шаг, так тороплюсь.
Дойду ли вовремя, пока не знаю,
но без застолья я не обойдусь.
Ваши минуты летят словно звезды,
скорость моя ни на что не похожа.
Коль не успею, приду хоть и поздно -
я ведь не просто случайный прохожий.

На сутки раньше встречаем День Ваш.
Я был отпущен на праздник личный,
Но... так сложилось....

прервалась передача в 9 часов в Новый год. Пришел конец 1989 года.

*****************
Говорят, ты сейчас на планете Троя?

Планеты Трои не существует.
Есть нечто в пересеченье сфер -
сосредоточенье надежд и вер.
О чем же говорите всуе?

Где, как и что? - для вас неважно,
не стройте домыслов и схем.
Тот Центр повелевает всем
и группирует нас отважных.

В последней битве за землян
нас здесь (от этих дней до оных)
собрали в целях оборонных
и для принятия всех ран.

Земли надежна оборона,
а для землян - пока вопрос.
Но круг спасительный понес
им флот с созвездья Ориона.

10 марта 1990

*****************
Я напугал тебя? Не так уж это страшно.
Пока кометы нет и нет Потопа.
Как уберется зло, уже не важно,
но красный конь по небесам протопал.

Русь будет жить! Всю пену волны смоют...
[6 строк пропускаю]
...грядущее для вас окажется хорошим.

16 ноября 1990

Примечание.
Высоцкий здесь указывает, что мы живем в эпоху Рыжего Всадника в терминологии "Апокалипсиса".

*****************
Трудно идти?

Нет сегодня легко. В эти Светлые дни
все дороги очищены пламенем душ.
И молитв и крещений большие огни,
как оркестры играют нам встречный туш.

В Сферах лег относительный, но покой.
Прорываться не надо с боями сквозь тьму.
Я шагнул и вот – «Здравствуй» - уже с тобой
и дышу здесь легко и тебя обниму.

Мы не будем сегодня спешить на Бал,
танцевать среди роз, появившись на свет.
Подниму я, как прежде, вина бокал.
И раскрою тебе небольшой секрет.

Завтра День мой. Поздравь меня ты с ним,
а пока посидим, помолчим, поглядим…

14 января 1994

Примечание. Про его День - в следующей части сериала.

*****************
Бушуют волны, бушует море
Бушуют страсти, бушует горе…
Я не бушую больше.

Горит снегами Земля родная,
Поют там птицы, плачут земляне…
Грущу порою, жизнь вспоминая.
Хочу вернуться, тяну к вам длани,
Но – не бушую больше!

15 января 1994

*****************
Я уже голубой, я почти что Огненный.
В яви приходить нельзя – опалить боюсь.
Рядом я, но отгорожен гор больших отрогами.
И, доканчивая путь, всё еще учусь.

Не сердись, улыбнись.
Верь в меня и спать ложись!

15 января 1994

*****************
Я в ашраме дальнем-дальнем.
Связан словом. Не своим.
Ну, не будь такой печальной –
всё же в снах поговорим.

Я придти уже не смею,
только мысль пошлю свою.
Мой Восход уже алеет,
я закон не преступлю.

Помнить можно. Мысль – тоже.
Мысли обреки в слова,
И поймешь, на что похожа
к дальним подступам тропа.

Легче мне придти негласно –
Звук земной отбросим прочь.
Если бы ты была согласна
провести со мною ночь!

Встретиться вдали, у Неба,
где вибраций нет земных…
Я давным-давно уж не был
в чувствах и словах иных.

Кроме мысли, кроме света,
кроме дела и борьбы
ничего со мною нету,
даже простенькой ходьбы.

Что зовется человечным
отодвинулось давно.
Знай всё это - не навечно:
будет, будет нам окно!

14 января 1995

*****************
Спасибо, что дала через себя смотреть!
Я принимал, как ты, и я с тобой согласен.
Не мало пряников, хоть где-то есть и плеть.
Так было, так должно. Им путь мой "ясен".
Мы с Бродским вместе здесь. Я далее шагнул,
теперь ему дорогу освещаю.
Он во плоти поболее загнул.
Я помогу ему, я обещаю!

25 января 1998 года

Примечание.
Высоцкий и Бродский встречались в земной жизни летом 1976 и 1977 в Нью-Йорке и признали друг в друге поэтов.

25 января 1998 года, в день шестидесятилетия со дня рождения Владимира Семеновича, было передано пять стихов: три важных и два - специальные ласковые слова для Веры Владимировны. И на этом связь закончилась. Когда Вера Владимировна умерла, ее сын Юра отсканировал все листки ее тетрадей и передал их Мартынову. Тот мариновал их еще три года, пока не расшифровал сканы и не издал книгу в 2008 году ограниченным тиражом порядка тысячи экземпляров. В октябре 2007 года я предлагал ему свою помощь в расшифровке. Но в декабре того же года понял, что он не отпустит от себя запись, пока сам не опубликует. Книгу еще сама Вера Владимировна банально назвала "Послесловие".

А собственно Зражевская, которая принимала эту книгу, оказалась адресатом многих стихов. В том числе такого:

*****************
Почему я во всём "девочка - наоборот?"

Что гороскоп? Землянам он подходит.
Ты ж создана в другом пути созвездий.
И солнце там своё (их даже два там),
и вовсе не похожий на здешний каждый атом...

И родину твою едва наш взгляд находит,
но близок путь к Земле сквозь сверстанную бездну,
ты рождена три сотни раз на этой вот планете,
ее считаешь ты своею колыбелью.

Ты здесь живешь, и в этот ритм вошла ты,
и прячешь ты тельняшку под бушлатом.
Но суть твоя живет нездешним летом,
и не зимой навязчивой печалью.

Когда-нибудь уйдешь в знакомых волнах
к системе пары звезд в созвездье Ориона.

То есть контактерша большую часть воплощений проходила на той своей планете, где (об этом говорится в другом стихе) тысячу лет рождалась, чтобы биться в латах. Так что не простой женщиной оказалась Вера Владимировна. И Высоцкий был ее уже третий контакт с тем светом.

Комментариев нет:

Отправить комментарий