четверг, 12 марта 2009 г.

ОПЫТ ПОМОЩИ ДУШАМ ПРИ ПЕРЕХОДЕ В МИР ИНОЙ

ОПЫТ ПОМОЩИ ДУШАМ ПРИ ПЕРЕХОДЕ В МИР ИНОЙ


ОПЫТ ПОМОЩИ ДУШАМ ПРИ ПЕРЕХОДЕ В МИР ИНОЙ

БЕСЕДЫ С МАМОЙ ИЛИ ЖИЗНЬ ПОСЛЕ ЖИЗНИ.

/2002/

Способность писать стихами проявилась у меня с юности. По женской линии у нас это выражено достаточно ярко. Мама обладала острым умом, метким языком и часто говорила в рифму.
Я с жадностью поглощала литературу по эзотерике, психологии, нетрадиционному целительству. Верю в реинкарнации, тонкие миры и гармоничное мироустройство по замыслу Творца.
Если честно признаться, то мне всегда хотелось видеть энергетические поля, и я даже думала, что при сильном потрясении этот дар у меня может открыться. Но Бог дал мне другой Дар, более ценный — тонко чувствовать. А потрясение проявило другую способность — общаться на ментальном уровне. Другие называют это проще, скептичнее — «глюки». Пусть каждый думает по-своему, но мне этот новый дар помогает жить, наполняя мой мир высшим смыслом и нескончаемым интересом к познанию тайн многомерной Вселенной.

*****

Тот, кто терял близких, знает, в каком необычном состоянии находится человек в первые дни горького известия. Некоторые рыдают до изнеможения. Некоторые отключают эмоции и переходят на автоматический режим: надо выполнить все формальности, побывать во многих местах для оформления дел, всё заказать, закупить, всё предусмотреть. Нам, троим взрослым детям, пришлось самим устраивать все скорбные дела и быть в этом автоматическом рабочем режиме. Рыдания душили потом, вечером, когда дела уходили на второй план.
Последний год мама очень мучилась от нестерпимых болей в ногах. Каждый вечер я посылала ей рейки для облегчения болей, чтобы она могла заснуть. В один из вечеров мне не захотелось этого делать, решила перенести на утро. А утром меня что-то оттягивало до определенного времени. Наконец я начала сеанс. Гораздо позже я с благодарностью осознала: мудрые Силы Света дали мне возможность помочь маме именно в момент ее великого перехода. Я была с ней, не будучи физически рядом. Это было проявлением удивительного и непостижимого закона Вселенной — закона синхронизации. А потом начались чудеса…
Мы с сестрой приготовились жарить куриные окорочка и никак не могли найти чеснок. Вдруг крошечные капельки кипящего жира со сковородки сердито брызнули мне в лицо, и в голове прозвучала мысль: «Ищите лучше, у меня всё есть!» Тут же я нашла чеснок там, где уже искала, но не видела.
Вся еда получалась удивительно вкусной, как у мамы. Я не сомневалась, что она была рядом и помогала готовить. Ведь это была её кухня!
По дороге на кладбище, когда автобус чуть притормозил у конторы, в голове мелькнуло: «Ну, вот и мужики с лопатами…» Мамуля с юмором комментировала происходящее. В автобус действительно влезли двое парней с лопатами — работники кладбища.
В момент прощания попросил слова сосед по этажу, дядя Митя. Он чудесный мужик, но он… заика. От волнения, от переполнявшего его чувства уважения к ушедшей, он стал заикаться сильнее, чем обычно. Горечь и смех, скорбь и юмор, жизнь и смерть. Так тонко шутить могла только мама…
В последующие дни я продолжала посылать рейки, т.к. знала, что ушедшей душе помощь нужна не меньше, чем живым людям. Для сеансов я почему-то стала просыпаться ночью. На вопрос: «Почему рейки стало ночью?» получила ответ:
«С потусторонним миром эффективней ночью связь:
Не отвлекает, не мешает вся дневная грязь».

Когда мы с сестрой плакали дома, в голове звучало:
«Над оболочкой старой плачете, глупышки,
А я живая, в духе, рядом здесь…»

На наши мысли о том, какую фотографию мама хотела бы видеть на памятнике, пришел ответ:
«Мне всё равно, девчонки, по большому счету…
Поставьте ту, где я ходила на работу».
На размышления о том, что будет дальше, умрет ли кто ещё, звучал ответ:
«Зачем вам знать?
Живите, в Божьи планы не влезая.
Спокойней жить,
Своей судьбы вперед не зная».

Через неделю после ухода мамы в иной мир её мысли стали приходить всё чаще и чаще.
«Спасибо, что красиво нарядили,
Спасибо, что так дружно проводили.
Но там не я — пустая оболочка.
На воплощениях земных я ставлю точку.
Я прохожу сейчас учебу в Центре Совершенства.
Всё понимать, всё принимать — вот где блаженство».

На вопрос, почему она нам не снится, звучало так:
«Зачем же сниться, если всё прекрасно было.
Зачем пугать, ведь я вас всех любила».

По поводу изумления от прихода мыслей звучал ответ:
«Моё сознание перемещается мгновенно.
Общение телепатически — так просто, совершенно.
Мир мыслей всем подвластен и преград здесь не бывает.
И подсознательно об этом способе общенья каждый знает.
Лишь вспомните меня — я буду рядом, где б вы ни бывали.
Я с вами рядом и хочу, чтоб вы об этом знали».

Мысленно я стала часто беседовать с ней.
— Мамулечка, родная, где ты?
— Я здесь, Ольгуня, рядом, здесь,
Невидимо присутствую, лови приметы,
Я наблюдаю, как готовишь есть.
Ты не пугайся мыслей, это я их посылаю.
Не плачь, Ольгуня, — больно видеть это.
Вы любите меня, я это чувствую и знаю,
Но я не шлю приветы с того света.
Я просто рядом, духом помогаю,
Вас утешаю, радуюсь за вас.
Мне и самой непросто: жизнь всю переосмысляю,
Свои поступки вижу без прикрас.
Да не реви ты, дочка, ну кому нужны те слёзы?
Вы лучше радуйтесь весне, серёжкам на берёзе,
Цветенью вишен, ровным грядкам.
У вас, девчонки, будет всё в порядке.
О мне не беспокойтесь, убаюкана я Светом.
В его мерцаньи матовом я отдохну до лета.
Душа очистится от всех земных привязок
И буду путешествовать по царству сказок.
Конечный пункт пока я не избрала,
Мне нужно, чтоб душа очистилась, не тосковала.
Спустя короткий срок, взлечу к вершинам света.
Спасибо за заботу вам, за помощь эту.
Мы все — частицы света, брызги искр,
Наш путь в сознаньи светел, чист и быстр.
Мы все стремимся к одному Истоку,
Но лишь пути различные, согласно року.
Девчонки, будьте мудрыми, храните чистым сердца пламя.
Придёт положенное время — и встретимся в едином свете с вами.

— Мамулечка, не грустно ль расставаться?
— Позвольте быть тому, что суждено случаться.
Ведомы в жизни мы и в смерти Высшим Светом,
Тоска и грусть — фальшивые билеты.
Терпенье, мудрость, осознанье и любовь —
Вот что дарует счастье вновь и вновь.
Грустить не надо, мы едины в теле Бога.
Желаю к свету вам найти свою дорогу.

* * *
Был май 2000 года. Все деревья и кусты покрылись нежнейшим нарядом первых весенних листьев. Апрель до этого подарил земле невиданную 30-градусную жару. К 9 мая листья подросли, но природу ждали удивительные испытания: вдруг ударили заморозки. Листья на деревьях и кустах почернели. Всё это производило жутковатое впечатление.
Клен рядом с маминой могилкой тоже подмёрз. Я услышала будто тихий вздох:
«Душа болит, как тот подмёрзший клён.
О состоянии моём вам правду скажет он».
В этот день я не находила себе места, душа маялась, а потом мне стало физически плохо. Я чувствовала: что-то случилось.
— Мамуленька, ты где? Ответь!
— Возникли трудности, и высоко мне не взлететь.
Экзамен на прощенье завалила,
Не помогла мне внутренняя сила.
— Как мне помочь тебе, скажи?
— Ты самым близким правду расскажи.
Молитесь за меня, пускай грехи простятся.
Я буду здесь до приговора оставаться.
— Мамуля, был ли суд, как всё прошло?
— То было предварительное заседанье.
Мне помогали все, зерно взошло,
Но строги судьи в заключительном собраньи.
Оставлено мне время на раздумье, размышленье.
Пока я не спешу спускаться в воплощенье.
Непросто вычистить обиды из сосуда кармы,
Привязанности крепки и коварны.
Я отдохну и приведу в порядок мысли.
Душа должна быть чистой, независлой.
— Где ты живёшь и каково там окруженье?
— Я в колыбельке из сиянья дожидаюсь завершенья.
В полусиреневом тумане из молочного забвенья
Я буду отдыхать и ждать решенья.
— Мамуля, помогло ли рейки, как его ты ощутила?
— Да, помогло, ведь рейки — свет и сила.
Оно меня ласкает, согревает,
От всех непрошенных гостей спасает.
Ты посылай мне, дочка, свет.
Я в его искрах созреваю,
Осмысливаю заново
Всё, что, казалось, знаю.
Я бурно шла на взлёт, но вышла остановка:
Обиды задержали — вот где их уловка!
— Ты будешь сниться нам? — Пугать не буду,
Но символы посланий от меня ищите всюду:
В порывах ветра и в признаньях клёна.
Будь сильной, мудрой и выносливой, Алёна.

* * *
На вопрос о том, почему мне во время похорон всё время хотелось создать над ней тень, получила ответ:
— После мороза морга тело
В тепле, конечно, отпотело.
А капли пота на покойном —
Немножко жутковато, непристойно.
Вы облик мой земной интуитивно охраняли,
А то, что солнце трупу тлен несёт — не сознавали.
Вы делали всё правильно, всё верно,
Спасали плоть мою от всякой скверны.
Я наблюдала всё, бесстрастно рядом стоя.
Обряд — что цирк, что представление смешное.
И скорбь, и смех — всё было рядом.
Живые смерть напутствовали взглядом:
Прощальный взгляд — и гроб уж заколочен,
Прощальный взмах — над гробом холм уже всклокочен.
А когда пьют у холмика — не о покойном речь,
Свою потерю огненной водой пытаются прижечь.
Оплакивают не покойного, а боль своей утраты.
Девчонки, научите сильным быть своего брата.
…Я мысленно с любым из вас, общайтесь смело,
Не забывайте только своё дело.
Дела земные исполняйте справно,
И будьте дружны — вот что главно.
Не паникуйте, дети, духом я сильна.
Душа устала лишь, пусть отдохнёт она.
Качаясь в серебристой колыбели,
Окрепну я, чтоб крылья вверх взлетели.
Молитвой вашей, силой рейки и огня
Я поднимусь и улечу. Но помните меня.

* * *

— Мамулечка, ты где?
— Я отдыхаю, дочка.
В одной из тихих сфер
Дремлю я как мерцающая точка.
Я выполняю тут домашнее заданье:
Перепрожить обиды все и оживить воспоминанья.
Должна я всё принять и всех душой простить,
С обидой в сердце невозможно жить.
Умом, сознаньем поняла: жестокие уроки были,
Душа сопротивлялась их принять даже в могиле.
Но не взлететь душе к светлейшим далям,
Пока всех не простишь, не трансформируешь печали.
Душа — чистейший свет богини Нут,
В ней — Дух, божественная искра.
Прозрачен должен быть сосуд,
Тогда подъём проходит быстро.
Молитесь за меня, чтобы душа моя смягчилась,
Чтоб всё к положенному сроку завершилось.
Да, я от вас сейчас невыразимо далеко,
Принять потерю, расставанье нелегко.
Но вы разумны, дочки: есть закон Вселенной,
Жизнь в теле — миг и прах, а Духа жизнь — нетленна.
Мы все — частицы Одного, и все друг другу помогаем
Даже тогда, когда о том умом не ведаем, не знаем.

* * *
Я мучительно искала выход: как помочь маме? Занимаясь холодинамикой, я что-то слышала о танце Потенциалов. Терять мне было нечего, и я обратилась за помощью к своему Полному Потенциалу. Всё, что происходило дальше, — трудно описать словами. Это было волшебством с земной точки зрения, но неоспоримой реальностью в сфере действия тонких миров. Это был фантастический фейерверк, выполненный братством Потенциалов по великому зову сердца.
То было таинство, волшебное священнодейство,
Способное помочь взлететь иль победить злодейство.
Собрались Высшие фрагменты сущностей от самых близких,
Замкнули круг, где нет вибраций низких.
Единой целью вдохновлённые,
В одну энергетическую вязь слились,
Непознанною силой окрылённые,
В намереньи возвышенном взвились,
Ворвались внутрь, осветив мгновенно озареньем
Сознанье, дремлющее в междусферном заточеньи.
Душа вздохнула облегчённо, опыт весь приняв,
И, просветлённая, поплыла вверх, всё осознав.
В ней не осталось ни сомнения, ни пятнышка обид,
Сгорели в вихре огненном все предрассудки, боль и стыд.
Так состоялось мамино освобожденье
От пут богини Немезиды, ведающей мщеньем.
Так можем мы, частицы органа единого,
Помочь друг другу воскресать после ухода мнимого.
Воскрес — значит, не просто жив,
А высших сфер достиг, дорогу светом проложив.
— А если Дух без помощи висел весь срок?
— Ему вновь уготован путь далёк:
По колесу кармическому неизбежно падает он вниз,
Чтоб в новом воплощеньи осознать свой неусвоенный каприз.

* * *
Освобождённая душа плыла вверх к зовущим переливам света:
«Я поднимаюсь в искрах золотого света,
Мне так легко, свободно и приятно это.
Я расскажу попозже о своём пареньи.
Да будет свет! Да будут святы все его творенья!
Меня родные сёстры-искры окружают,
Они шутливы, веселы; смеясь, со мной играют,
Меня подбадривают, в новый мир сопровождая,
Журча, как колокольчики, рассказывают, что я там узнаю.
Спасибо, дочка! Помощь была мощной и мгновенной.
Теперь свободна я, свободна совершенно!»

Фантастика? Но мир трижды мне просигналил, что произошло важное изменение. Хотите верьте, хотите нет, но на улице стих ветер; сама я наконец почувствовала облегчение и успокоение; для следующего сеанса рейки я проснулась не ночью, а в 6 часов утра!
Утро было ясное, морозное (это 14 мая!), светлое и тихое.

— Мамулечка, где ты?
— Спасибо вам, дети!
Я утро встречаю но новой планете.
Проснулась под сверкающим хрустальным сводом, рано,
От птичьих перезвонов и журчание фонтана.
Здесь так светло, свежо, все формы излучают свет,
Свой запах, мелодичный звук и мягкий золотистый цвет.
Весь воздух напоён благоуханьем ароматов,
Здесь тысячи плодов, диковинных салатов.
Меня умчало в вихре, я на площади уже стою,
Приветствует всех царь на золочёной колеснице. Я в раю!
Я молода, стройна, красива, лишь глаза чуть-чуть грустны.
Представьте молодую девушку с обличием Весны.
Одежды все просторны, бело-золотые.
Буду учиться постигать науки неземные.
В минуты отдыха будем делиться новостями:
Вы — мне, я — вам. А Бог един над нами.

* * *
— Мамулечка, ты где?— Нет слов для описанья.
Спасибо вам за помощь взрывом осознанья.
Туда, где я сейчас, билет немногим достаётся,
И так взлететь, как я, немногим удаётся.
Я с вашей помощью достигла озаренья.
За все свои несовершенства я у вас прошу прощенья.
А в этом мире обитают светлые милейшие созданья,
Здесь райский сад, ажурно-сказочные зданья,
Здесь всё сияет светом и приятным звуком.
Благоухает мир, здесь рады все друг другу.
Гармония повсюду и во всём, сиянье дня и ночи,
Здесь никогда не устаёшь, а занимаешься — чем хочешь.
Я изучаю здесь науки и искусства,
Здесь не бывает одиноко или грустно.
Наполнена вся жизнь приятным времяпровожденьем,
Минуты отдыха ты чередуешь с углублённым изученьем.
Я постигаю суть гармонии Создателя во всех его твореньях,
Я постигаю суть предметов, их сакральное значенье.
Я познаю законы гармоничного мироустройства.
Здесь не бывает ссор, волненья, беспокойства.
Всё дышит миром, знанием, любовью,
Родство здесь духом общее, не кровью.
Тела у всех прекрасны, светлы, невесомы,
Легко перемещаемся от дома к дому.
Для отдыха — волшебные сады,
Диковинные птицы, чистые пруды,
Десятки фруктов просят их отведать,
Здесь нет нужды готовить и обедать.
Все пополняют фруктами запас энергии своей,
А излучают — свет и аромат для услаждения общины всей.
Спасибо, дочки! Всем я здесь довольна.
Живите с миром, и пусть никому не будет больно.
…Не задавайся, но ты знанья классно применила.
А в рейки, без сомненья — свет, любовь и сила.

* * *
— Мамулечка, ну как ты там? — Нормально, дочка.
Осваиваю превращенье в точку.
Когда пронзить пространство надо,
Достаточно пронзительного взгляда.
Когда в другие измеренья надобно переместиться,
Сначала нужно в точку превратиться,
В комок энергии с непостижимым вам потенциалом,
С пульсирующим спектром: то невидимым, то алым.
Я, как пружина сжатая, могу из ничего вдруг проявиться,
Могу в любой желанный образ воплотиться.
Учусь все тахионы перестраивать мгновенно,
Владеть секретом превращений. Это обалденно.
Здесь скорости непостижимы, мысли животворны,
А существа — добры, искрящи, непритворны.
Мы вместе — коллективный ум планеты,
Но на Земле необъяснимо это.
— А есть ли время наблюдать за нами?
Это вопрос не времени, а точки концентрации
на внутреннем экране.
Да, я смотрю на вас. Вы не сердитесь,
Но ваша суета так незначительна. Очнитесь!
Не плотью надо жить, а духом наслаждаться,
Учиться новому, творить и обновляться.
Наполните дела свои вселенским смыслом,
Не будьте устаревшим коромыслом.
Суть воплощения любого — новый опыт.
Живите духом — жизнь вас не потопит.
Вбирайте жадно информацию о связи с духом,
И бремя дел земных покажется вам пухом.
Легко шагайте через радость или неприятность,
Земная жизнь — одна из многих вероятность.
В других системах вы реальны тоже,
Но там вы на себя нисколько не похожи.
Легко воспринимайте свои минусы и плюсы:
Вы настоящий — больше, чем земное тело и его укусы.
Вы — сочетанье многих ваших «я»,
Из них одно живёт на станции Земля,
Другие — где-то рядом, но в иных пространствах.
Найдите своё «я» везде и синтезируйтесь в духовных царствах.
Простите за мораль, я и сама недавно
Была упрямой, ограниченной и своенравной.
Но столько главного от вас сокрыто!
Проснитесь духом! В вас зерно зарыто.
Цель жизни — дух свой разбудить.
Дух — это свет. А значит, цель — сиять, светить!
Мы в нашем мире светом учимся творить.
Мысль — это свет. О мыслях надо говорить.
Путь мысли — свет мгновенный сквозь любые своды.
Учитесь светло мыслить, всей Земли народы!

* * *

— Мамулечка, привет! Я жажду вновь общенья.
Развей во мне сомнений шевеленья:
Кто отвечает? Дух твой светлый?
Или мой ум свихнулся неприметно?
В лучах спасительного бреда нахожу я утешенье,
Или так просто мне даётся междусферное общенье?
— Ментальный мир легко доступен для общенья.
Для этого должно быть чётко посланное намеренье.
Надеюсь, в этом нет сомнений?
Луч мысли достигает всяких измерений.
Хотя, не всё ль равно, кто даст тебе ответ?
Нас всех объединяет несказанный свет.
В тончайших измереньях мы едины в свете,
Ответ любой летит из космоса к планете.
Ответ души моей найдёшь внутри себя,
Если общаешься с моей душой любя.
Любовь и свет миры объединяют,
Любовь и свет нам выбрать путь наш помогают.
Снаружи — то же, что внутри.
Ответ мой в эманациях разлит.
Они везде: в тебе и в атомах Вселенной.
Я — Свет, я вездесуща, я нетленна!
— Спасибо, милая! Меня сразила рифма эта.
Сомнений нет. Доступно всё нам, детям Света.

* * *
На мои просьбы дать совет в каких-то конкретных вопросах мама отвечала так:
—Прислушайся к сердечному совету,
Там ты найдёшь все лучшие ответы.
Подсказки сердца — то подсказки Духа,
Держи открытым внутреннее ухо.
Союз ума и сердца — лучшее из сочетаний,
Оно рождает мудрость из любви и знаний.
…Да, о сомненьях: их источник в том,
Что ты лишь переводишь ощущений ком,
А перевод идёт на языке твоей души,
Поэтому, ни в чём не сомневайся и пиши.
Ты как антенна и как трансформатор волн,
Но смысл даёшь лишь из того, чем твой компьютер полн.
Возможны варианты волнового перевода,
Но главное — почуять суть мыслепровода.

* * *
На вопрос, нужно ли продолжать сеансы рейки, ответ был такой:
— Сеансы продолжай, пока ты чувствуешь потребность в этом.
Возможно, это стало для тебя в канал входным билетом.
Моим фрагментам рейки помогает равновесье сохранить.
Сама почувствуешь, когда отпадёт надобность им быть.

* * *
Я спросила маму, о чём она думала, о ком вспоминала в момент своего перехода. Она подробно всё описала. Вот кое-что из её описаний.
— О чём я думала? «Ну вот, я умираю,
Лети, душа, и детям сообщи!
Я всё исполнила, что я могла — я это знаю.
Лети, весть смерти! Ветер, засвищи!»
Вселенная сама распорядилась:
Мгновенно рейки тут и много других сил,
Которые окутали меня и засветились —
Пришли помочь, хотя никто, казалось, не просил.
Я удивилась силе света и покою.
А больше я не думала, я не была уже живою.
…Свою кончину я, конечно, осознала.
Я к этому готовилась, лишь срока точного не знала.
…Душа не суетилась: очень свет помог
Найти свою среди чужих дорог.
Потом зависла: не был урок пройден.
Вокруг скиталось много чудищ и уродин,
Но свет меня надёжно охранял
И эту нечисть даже близко не пускал.
Спасибо, дети, вы мне помогли:
Я всюду видела, как маяки, огни.
Потом вихрь огненный ворвался в душу,
И озарилось всё вокруг, и вышла я наружу,
Всё осознала, приняла урок и всех простила,
И взмыла вверх с неведомою силой.
Об образах не думалось, вокруг струился свет,
И было ощущенье: все свои, чужих здесь нет.
Родные духом меня всюду окружали,
Мерцали искрами и радость излучали,
Заботу проявляли, интерес, любовь.
Покой и свет я чувствовала вновь и вновь.
А дальше — я попала в чудный край.
По описаниям земным, бесспорно, в рай.
Здесь так светло, свежо, уютно, чисто.
Я к трансформации своей привыкла быстро.
— Мамулечка, а нас ты вспоминаешь?
Мы дороги тебе? Ты к нам летаешь?
— Вы — часть меня, часть опыта земного.
Смотреть на вашу суету теперь для меня ново.
Как жаль, что человек земной не знает своей силы.
Он — спящий великан, добрейший, глупый, милый.
Очнись от сна, дитя земли, ты равен Богу,
Ты — часть Единого, у тебя шансов много.
Всё мыслью создано. Так научитесь мыслью управлять,
Себе проблем своим мышлением не создавать.
Ум — отвлекает. Он ваш друг и враг,
Не может без дуальности, без драк.
Но не умом живите — ум разъединяет,
А сердце — ключ к Единству — всех объединяет.

* * *

Меня мучили многие вопросы, и на все (это удивительно!) мама давала ответ.
В день её ухода, примчавшись вместе с мужем на машине в родной город и узнав, что маму уже увезли в морг, я почувствовала нестерпимое желание ехать следом, увидеть её, быть рядом с ней. Родные нашли это странным, но меня ничто не могло остановить…
Я целовала её родные, холодные руки и пыталась смириться с мыслью, что мамы уже нет. Наверное, там происходило что-то важное, потому что я вышла внутренне успокоенной, с чувством выполненного долга. Позже оформился ответ.
— Мамуля, объясни мне, почему
Меня тянуло в морг к тебе? Я не пойму.
— А это, дочка, только не грусти,
Чтобы поставить точки все над i.
Ты рядом не была физически в момент моей кончины —
Вот это было первою причиной.
Тебе хотелось рядом в момент смерти быть,
За это ты пришла прощение просить.
«Последнее «прости» — мудрейший на Земле обычай,
Но мой уход во многом необычен.
Ты поняла, что всё равно была ты в момент смерти рядом,
Хотя не дал Господь увидеть смерть обычным земным взглядом.
Второй причиной назову необходимость убедиться
В том, что твоя помощь телу моему уже не пригодится.
Причина третия — запечатлеть мой образ в час ухода —
Без этого не был бы ясен символ сна, разгадка его кода…
В те дни мне снились необычные сны, но не о них речь. Наверное, всё моё подсознание и сознание работали в одном направлении — осмыслить происходящее. На вопрос «Почему у меня нет чувства горечи?» мама ответила так:
«Ты мою смерть восприняла,
Всё понимая, всё осознавая…»

* * *
Интересны мысли о несоответствии сути вещей и значения, которое мы придаём кладбищу, памятнику, ритуалам.
…— Ведь для похороненных — всё безразлично.
Живые хотят, чтоб всё было прилично,
Придумали кладбища, веер венков и оград,
Придумали кучи ненужных преград.
Живым надлежит в осознании жить,
А праху — свободно развеянным быть.
Вся жизнь — глупый сон бессознательный,
Наполнен иллюзией и маетой притязательной.
Как люди слепы! Как обидно, но не понимают,
Что сами себе свою жизнь осложняют,
Пустой суетой свои дни наполняют,
А сути своей светоносной не знают.

* * *
— Мамулечка, ну как ты там? Чем занята?
— Я изучаю, дочка, вход в небесные врата.
Есть символы и коды, чтоб проникнуть в нужный сектор,
Для этого даёшь команду, называя чёткий вектор.
Ныряю в сферах, изучаю их особенность,
Отслеживаю у существ пространственную приспособленность.

…— Мамулечка, сегодня ровно месяц
С тех пор, как ты ушла от нас.
Поведай нам, минуя сотни лестниц,
О том, как существуешь ты сейчас.
— Я в светлом мире, всё здесь интересно.
Я — юное создание, стройна, легка, прелестна.
Я изучаю совершенство мира и пространственные переходы,
Знакомлюсь с представителями рас всех неземных народов.
Вселенная мудра, самоорганизована и столь многообразна,
Что изучать её не надоест. А это так прекрасно.


— Мамулечка, возник вопрос насчет венков, их места на могиле.
— Их ставят на холме, чтобы помочь душе покойного быть в силе
Для осознанья смерти тела и его укрытья.
Тепло венков сопровождает переход из бытия в небытье.
Венки мистически несут любовь, поддержку близких,
Перекрывая доступ к телу для существ враждебных, низких.
Когда душа окрепнет, осознает независимость от вкопанного тела, -
Тогда венки поставьте так, как ваше сердце захотело.

— Мамулечка, ещё вопрос — о птицах.
Они — посланники, иль это кажется нам, мнится?
— Нет, вам не кажется. В природе много связей,
Общаться можно всем гораздо шире и разнообразней.
Вы душу не увидите, а мысли — редко ловят.
О всех владеющих контактами безжалостно злословят.
Поэтому, простейший способ сообщений —
Использовать язык природы и её явлений.
Глазами птицы я вас наблюдаю,
Лучами солнца я вас согреваю.
А вы внимательнее будьте, замечайте
Всё необычное. Это сигналы, знайте.
Порывы ветра, шёпот листьев, песня птицы —
Это язык между мирами, а природа как граница.
На ней найдёте все следы и отпечатки,
Мы все в одном и не играем в прятки.
Я не ушла от вас, я просто изменилась.
А с телом прежним навсегда простилась.
Но я к вам даже ближе, чем тогда.
Я просто невидимка. Но ведь это — не беда.
Прислушивайтесь — я шепчу вам ветром,
Присматривайтесь — я повсюду, только незаметно.
А мыслями — тем более: ведём беседу
В любое время дня и ночи. Это ль не победа?

* * *
— Знай: чувство светлое легко и невесомо,
Оно пронизывает время и пространство, гены, хромосомы.
Мысль — тоньше по вибрации, быстрее по движению,
Но в чувстве столько вариаций выражения,
Что чувств язык богаче всех систем.
Но, к сожалению, доступен он не всем.
Земляне, не ценя подарка, не поняв его красот,
Замусорили ноосферу грязью низменных частот.
Где светлые, прекрасные взаимоотношенья?
Где ясные и гармоничные решенья?
Низкочастотность чувств, озлобленность и агрессивность мыслей —
Вот где источник катастроф и бед, что над Землёй повисли.
А я, дочура, изучаю превращение огня.
Как много нового открылось для меня!
У каждого из элементов есть разнос на шкале качеств:
Где свойство позитивно, где нейтрально, где полно чудачеств,
Где переходит грань и всем вредит.
За действием всех качеств светлый Дух следит.

* * *
— У всех по-разному душа бросает тело.
Но в среднем надлежит традиции придерживаться смело:
3, 9, 40 — средние пределы,
Когда проходит трансформация души и тела.
А 40 дней — мистический конец
Для проживания души в пределах выбранного воплощенья.
Потом душа — уже в других мирах жилец
Согласно выбранному вновь предназначенью.

…На 40 дней чувство переполнявшей меня благодарности вылилось в стихи:
Мамулечка, ты свет наш, солнышко, магнитик!
К тебе от всех родных сердец ведут незримо нити.
Ты всех нас греешь и объединяешь,
Ты нас незримо всех оберегаешь.
Тобой воспитаны, тобой согреты, сплочены,
Мы будем мужественны, справедливы и смелы.
Мы именем твоим друг к другу тянемся, тесней сродняемся,
Мы именем твоим вокруг стола по-прежнему объединяемся.
Благодарим тебя за то,
что свет любви и нежности ты щедро нам дарила.
Благодарим тебя за всё,
что в жизни нам дала и очень нас любила.
Прости, если тебя мы огорчали.
Мы полноту твоей любви тогда не понимали.
Осознаём: мы счастливы, что столько нежности и света
В твоём бессмертном облике дарила нам планета.
Мамулька, светлая ты наша, лучик ясный,
Спасибо тебе, ты была прекрасна!

…А на следующее утро мне не хотелось просыпаться. Земное ощущение потери, наконец, «дошло» до меня и поглотило полностью. Я не просыхала от слёз, но главное — тоска, пустота стали прокрадываться в душу. И тут мой Дух-наставник строго заговорил со мной. Сначала меня похвалили за выдержку и интуитивно верно найденный метод, позволяющий спокойно и здраво переносить трагические события:
— Это прекрасный ход: свой фокус осознанья
Держать в ментальном мире, где нет чувств, а только пониманье.

Затем посоветовали вынырнуть из пучины чувств и взять их под контроль. Меня журили и информировали:
— Жизнь не закончена, был опыт
Переживания потери.
Ты знаешь ход, который помогает
Взлететь наверх сквозь внутренние двери.
Кончай страдать, себя жалеть.
Ты можешь научить других взлететь.
Мамулечка вам подарила свой пример
Как жить в любви, минуя заблужденья всяких вер.
И не печалиться вам надо, не скорбеть,
А жизнь благодарить и помогать другим взлететь.
Живите, свет даря, будя сердца лучом осознаванья.
Заботу, нежность и тепло несите миру как в любви признанье.

* * *
— Мамулечка, ты где? — Везде я, дочка.
Мои микрочастицы спрятаны в цветочках.
Я — капелька дождя, я — песня птицы,
Я — сладкий сон, который вам приснится.
Моё дыханье тесно с ветром слито!
Я вездесуща, проникаю как сквозь сито.
Мне горько видеть ваши слёзы — это слабость.
Когда вы сильны и спокойны, я испытываю радость.
Я всё дала, а вы всё получили.
Нам было вместе хорошо, и счастливы мы были.
Запомните: ничто не исчезает и не умирает,
Всё трансформируется и собою мир весь заполняет.
Мы были вместе и всегда мы будем рядом
Дыханьем, ощущеньем, мыслью, взглядом.
Мы все едины, мы — одно в одном:
Бог, Абсолют, Вселенная — наш общий дом.
Не зря так долго я жила на свете:
Я вами счастлива, родные мои дети.

* * *
— Мамулечка, ты где теперь? Чем занимаешься?
Ловлю зов сердца твоего, а ты не откликаешься.
— Ты зря грустишь, настрой волну точнее,
Я вновь с тобой, расспрашивай смелее.
— Я знаю, что тебе светло и хорошо,
Но расскажи мне о себе, как день прошёл?
— Я здесь освоилась давно, здесь очень классно.
Я изучаю жизнь Вселенной, а она прекрасна:
Живое существо, непостижимое и гармоничное,
Творит миры — все разные и непривычные.
Я постигаю суть энергии творенья,
Я наблюдаю взлёты эволюций и паденья,
Я постигаю ритм гармонии Вселенского дыханья:
Миры проявленные — выдох, вдох — их умиранье.
Я изучаю путь Богов, систему их творенья мирозданья.
Неистощим Источник Сущего. Жизнь — это творчество,
любовь и знанье.
…Теперь я Высшего Себя осознанная часть,
И избирать урок — моя осознанная власть.
Меня вы знали малою частицей,
Теперь я — сласть полёта вольной птицей.
Я избираю путь сама, дроблюсь на воплощенья-части,
И опыт весь собрать въедино — в моей власти.
Я выросла, я — Дух, но я по-прежнему учусь.
Освоив все азы Вселенской азбуки, я в вихре мчусь,
Я распыляюсь и сбираюсь вновь,
Чтобы понять творенья суть — Любовь.

* * *

Ещё раз о сути вещей.

— Мамулечка, как памятник тебе, понравился?
— Мне всё равно, это для вас шанс творчества представился.
То, что вы в память создаёте беспокойно —
Важней для вас, не для покойного.
Да, мне приятно видеть то, что помните меня,
Но оформленье — мелочи, важнее — память из огня.
Дух в человеке — искра Божья, огнь небесный,
Вот то, что главно; вот, что интересно.
Вы трое — моя кровь, моей души частицы,
Вот почему вам в деле хочется объединиться.
Вы — продолжение моё, материальное, земное;
Мне радостно, когда вы вместе, этого не скрою.
Вы вместе — это я в обличьи полной силы.
Я каждого из вас в любви носила.
Вы напоились мной, моё дыханье в вас скрывается,
Вот почему, когда вы вместе — всё прекрасно получается.

* * *
— Мамулечка, милая, стало мне грустно:
Страницы былого листаю в душе.
На светлой могилке твоей стало холодно, пусто,
Глубокая осень настала уже.
Ах, сколько тревог было прожито вместе!
Мы радость делили, надежды, печаль,
С тобой обсуждали все важные вести —
И всё унесла временная спираль.
Умчалось всё в пляске бесстрастного вихря,
Ты — где-то за гранью земных представлений…
— Будь мудрой, Алёна, глаза свои вытри,
Лови мою мысль из других измерений.
Жизнь — миг, искра в вихре Вселенной.
Мы — больше, чем жизнь, мы все вечны, нетленны.
Мы все всегда рядом как искры сознанья
Единого Поля, — то Бога Дыханье.
Телесная жизнь — мир иллюзий, страданья,
Которое мы создаём в результате незнанья.
Мы мыслью творим сами всё, что вокруг:
От мысли зависит, кто враг, а кто друг.
Живите легко, сквозь преграды шагая —
Их нет, лишь иллюзия мозга такая.
А цепь всех земных твоих воспоминаний
Пусть светом и смыслом наполнится, но без страданий.
Уроки мудрения память таит.
Пусть мудрости голос в тебе говорит.
— Спасибо, мамуля, спокойной я стала.
Я мудрость потерь и находок познала.

* * *
— Мамулечка, ты мне приснилась. — Знаю,
Я снюсь тебе, когда сама того желаю.
Март — месяц мой, и я витаю рядом.
Ты меня чувствуешь душой, не видя взглядом.
А грустно оттого, что в прошлое ты окунаешься
И из потоков настоящего на время вырываешься.
Для грусти нет причин — ушедшие всегда годину отмечают
И место прежних обитаний в день смерти и рожденья посещают.
— Но почему мне плачется? — А ты сегодня осознала,
Что никогда ни от кого такой любви не получала.
Ты, глупая, решила, что такой заботы больше не получишь.
Зачем себя ты наворотом мыслей мучишь?
Утешься: все до одного любимы,
Мы все — частицы Одного, мы все — едины.
Мы пребываем во Вселенной, где любовь — основа,
Но забываем о любви опять и снова.

* * *
— Мамулечка, ты где, и как твои успехи?
— Я — Дух, размноженный на воплощенья-вехи.
Я. как компьютер, собираю информацию
С миров разумных и миров абстракции.
Неописуемо моё существованье.
Я там, где интерес мой и моё призванье.
Я в вашей памяти — как тело, дарящее вам тепло, заботу.
Я изучаю теперь виды эволюций и творцов работу.
Есть принципы другие построения Вселенных,
Но надо помнить о сокровищах нетленных:
Душа — что искра, зажигающая пламень-Дух.
Для сотворения нужно участье Двух:
Ян вместе с Инь, он и она
Рождают силу сотворенья — вихрь огня.
Это в проявленных мирах. А в мире Духа
Нужна лишь мысль чёткая и концентрация энергий слуха.

* * *
— Мамулечка, мне плачется, я чувствую тебя.
— Утешься, неразумное дитя.
Мы прикасаемся сознаньями в ментальном слое,
Вот оттого ты чувствуешь, что я с тобою.
Ты переводишь мысли через чувства, ощущения,
Потом обёртываешь их в слова и мучаешь себя сомненьями.
Не с грустью в прошлое ныряй, а в свете благодарности
За опыт жизни с элементом элитарности:

Ты счастлива по жизни, дочка, у тебя всё было,
И мне ты помогла, я всех простила.
Была во мне и гордость, и злопамятность,
Но это не достоинства, а суетность и маетность.
Девчонки, милые, я посылаю вам своё благословение.
Смотрю на вас, копошащихся, с умилением.
Купайте себя чаще в солнечных лучах,
Мечтайте в блеске звёзд в ночах.
Меня почувствуете свежестью весны.
Пусть снятся вам прекраснейшие сны.
У вас всё будет хорошо, живите дружно,
Вот только обижаться вам ни на кого не нужно.
Я пеньем птиц, лучами солнца, брызгами дождя
Всегда незримо рядом. Воздух — это тоже я.

* * *
— Мамулечка, роднулечка, кровиночка моя!
Ведь я не представляла жизни без тебя.
Ты, мучаясь, ждала, пока окрепну я душою.
И вот я здесь, а ты, моя родная, не со мною.
И вот живу, испив все горечи утраты.
Болит душа твоя по-прежнему за брата.
Я чувствую тебя, ловлю компакт-посылы,
Я знаю, как ты далека, но ты нам даришь силы.
Ты — светоносная, небесная, я рада за тебя.
Я вижу тебя в бело-золотом, в сиянии огня.
Мамулечка моя, спасибо тебе, свет мой ясный,
Ты была лучшей матерью, ты была жертвенно-прекрасной!


Инфа с форума сайта http://forum.lightray.ru/forums.htm



Нашла описание прихода Госпожи Смерти от имени отца.
Это было в 2001-ом, через год с небольшим после ухода мамы… Отцу было 87. Человек с обычным сознанием 3D.

5.11.2001
Мне часто вспоминается отец перед кончиной.
Для этого ведь, несомненно, есть причины.
А главная — переработать опыт. Смерти вход
Оставил травму — шок в душе, в мозгах переворот.
Поэтому переосмыслю вновь
То, что вошло сквозь потрясенье в кровь.

«Ты приезжала и врывалась вихрем света,
Разбудоражив наш бесхитростный уют.
Так повторялось часто, но настал момент в то лето,
Когда лежал я, но уже наполовину был не тут.
«Привет, папуля!» — ты легко вбежала
И ужаснулась на безжизненный, опустошённый взгляд.
При этом тело доживало и ещё дышало.
Не получив ответа, ты умчалась невпопад.

Давясь в слезах, пытаясь примириться с мыслью вставшей,
Что «Это — всё…», что это — смерть, конец,
Ты удивилась на сестру, спокойную, уставшую
От всех забот: то внука нянчила, теперь вот слёг отец.
Глотая ком, ты расспросила, мол, давно ли
Отец не реагирует? — «Не так давно».
А я лежал бездвижный, но в душевной боли,
И на реакции мне было «всё равно».

Опустошённый, безучастный взгляд взирал в пространство
Сквозь потолок, в мир неземной, иной.
Там, говорят, есть ад и рай, Божественное царство.
А вот посланцы их, они пришли за мной.
Мне страшновато, я не знаю, что там,
Но на земле я Отжил, кончен срок.
Не первый, не последний я. Подобно многим обормотам,
Я жил, сердился и страдал, но пройден ли урок?

Ты вновь вошла: «Папуля, как оброс ты!
Тебя побрить?» Моргнул глазами: «Да».
Меня побрили, было больно. Мозг мой костный
Сигналы боли слал в суставы, в кожу. Вот беда:
Нет сил кричать, ворочать языком и шевелиться.
«Как хорошо, что ты пострижен, а теперь — побрит».
А я теперь собой не управляю. Мне бы помочиться…
Как точно сказано: «разбитое корыто»… Всё болит…

«Ну вот, порядок. Вот, теперь всё чисто.
Ты стрижен, брит. Всё будет хорошо».
Твои слова — как сквозь туман белёсо-серебристый,
Их глушит плотное пространство-порошок…
А вечером — Ирина и правнУк из Риги!
Все собралИсь. Спасибо, Небо, Бог!
Как я беспомощен. Снимите же вериги! (=одежду)
Я задыхаюсь в них. Совсем я плох.

Моё измученное, высохшее тело
Совсем мне неподвластно, это — мука.
Когда же смерть закончит своё дело?
Мне не страшна уже разлука.
Так вот она, кончина, — долгая и злая,
Мучительная, как жара и зной.
И всё же жизнь свою, непОнятую мной, не проклинаю.
Я жил не зря: все внуки-правнуки со мной…

Наверное, вот так же мучился Христос,
Распятый на кресте, бездвижный, с сильной болью…
А я распят своей беспомощностью, хрен им в нос,
Лежу, как старое бревно, сверкая голью.
Всё так же злюсь, только сказать никак.
И бесполезно — жизнь уходит…
Меня там Анна ждёт, вот так…
Как долго и мучительно всё происходит…

Давай-ка постучу. Рука гремит костяшкой.
«Хочу проститься, дочка. Ухожу…»
Попью-ка на дорожку. Чай… А лучше бы — из фляжки…
Ну, всё, теперь спокойно лягу-полежу.
Цепляться не за чем за жизнь — всё выпито, всё прОжито.
Как много кадров в киноленту жизни «вложето».
Всё, хватит. Натерпелся я, намучился.
Я, Анна, по тебе уже соскучился.

Ты знаешь, бабка, вот когда тебя не стало,
Я понял, как ты дорога. Как мне тебя не доставало!
Твоё ворчание, подколки, твой антагонизм и споры —
Это обёртка. Главное — твой чистый свет, а не укоры.
Я к чистоте твоей души тянулся, но не достучался.
Вот так и мучился, вот так я недолюбленным остался.
Ну, ничего, встречай, скоро прибуду.
Тебя и здесь, и там я помнить буду.

Прощай, земная жизнь! Калейдоскоп из дней, прощай!
Я покидаю тело, наконец... Всё!.. Анечка, встречай!..»




Простите за эту тяжёлую, запретную тему (о смерти). Просто знаю, что нам надо учиться по-другому смотреть на это.
Ведь и рождения, и уходы происходят в мире каждый день и ежеминутно. Это процессы под названием ЖИЗНЬ.

Начинаю печатать общение с отцом (с продолжениями).

БЕСЕДЫ С ОТЦОМ. Июль 2001.

1-й день ухода.
— Скажи, папуля, слышишь ты меня?
— Да, слышу, но не понимаю:
Что происходит? Здесь и в морге я.
Такое дико мне, такое я не принимаю.

— Папуля, души вечны, мы общаемся сознаньями,
А тело — только оболочка, старая одёжка.
Твоя душа скоро привыкнет к новым состояниям,
Твоя растерянность продлится лишь немножко.
Ты постарайся сохранить спокойствие и равновесие эмоций,
И не пугайся сцен на кладбище и в морге этой ночью.

Душа:
— Как я жила в таком убогом, жалком теле?
Как тесно, мрачно, неуютно там мне, в самом деле.
Но я свободно выхожу и с ужасом летаю.
Где моё место? Где мне быть теперь, не знаю.

— Папуля, ты не суетись, смотри на всё бесстрастно,
Как отрешённый зритель. Будет всё прекрасно.
Душа твоя привыкнет, что она теперь вне тела,
Пусть наблюдает всё, а не висит испуганно, без дела.

Скажи, что видишь ты вокруг?
— Вокруг темно, противненько, прохладно.
Я вижу неско силуэтов неприглядных.

— Ты не давай оценку, просто созерцай.
Всё, что увидишь, мирно и спокойно принимай.
Я буду посылать тебе энергию спокойствия и Света.
Попробуй-ка настроиться на это.

Свет будет помогать тебе, давать ориентир.
Не допускай лишь страхов. Это тонкий мир.
Для нас, земных, невИдим он, но очень важен.
Учись внимать ему и будь отважен.

Ты сам себя и жизнь свою увидишь кинолентой вскоре.
Не вздумай испугаться, иль предаться горю.
Твоя душа щас совершает переход
Из мира нашего в мир тонкий, папа. Вот.

Нет смерти, есть другие способы сознанья.
Мы — путешественники вечные в Божественном дыханьи.
Твоя душа — частица Бога и к нему стремится.
Бог — это Свет. Пусть Свет вокруг тебя струится.

Наполнись Светом и спокоен будь:
Ты вечен, совершаешь переход на новый путь.
Скажи, откинув страх и пробуждая любопытство:
Кто встретил тебя, что вокруг тебя творится?

— Я вижу образ весь в сиянии. Да это Анна!
Мне стало так тепло, спокойно. Даже странно.
Ещё я вижу искорки летающих созданий,
Мои глаза не могут различить их очертаний.

— Твои глаза скоро настроятся на тонкий план,
Это прозрачный, полный жизни океан.
— Я чувствую, что рядом Шура и Мария.
И Венька. Вся сибирская стихия.

И мать с отцом — их лики стрОги, скорбны.
Лишь только Васька улыбается притворно.
Он издевается над робостью моей!
Он был соперником мне до последних дней.

— Папуля, не впадай в эмоции, спокойствье сохраняй,
Всё наблюдай и всё внимание на Свет Сиянья направляй!


БЕСЕДЫ С ОТЦОМ. (продолжение)
2-й день ухода.
— Скажи, папуля, страшно ль было уходить?
— Ой, не хочу про это говорить.
И страшно, и обидно, и тревожно,
Не представлял, как дальше жить так можно.
Мне так хотелось есть и пить,
И стыдно, что не мог сам в туалет ходить.
Я долго умирал. Это мучительно, невыносимо.
Сам переход — как взлёт, отрыв. В словах невыразимо.
Потом — растерянность и шок:
Размноженность присутствия — пугающий урок.
Теперь я потихоньку привыкаю быть вне тела,
Мне даже до него нет никакого дела.

Душа:
Я любопытством переполнена, парю свободно и тревоги нет.
Мне даже интересно, как пройдёт обед.
Я поняла, что надо быть бесстрастной.
Жизнь в этом теле не была напрасной.
Урок любви — родные, дети, внуки.
Мне горько оттого, что был бездвижен при разлуке.

После сеанса рейки:
— Отец, душа пусть урезонится, на Свет внимание собрав.
Уже к закату солнце клонится,
Обдумай, в чём ты прав был, в чём — не прав.
Лишь только свет пусть привлекает всё внимание,
Сосредоточь на нём своё сознание.

— Пока мне нестабильно и тревожновато.
Свет Анны дарит мне покой, тепло.
Здесь все такие интересные ребята:
Резвятся, шухарят, пока не припекло.
Потом распархивают все по разным зонам —
Кто — в ужасе дальнейшего, кто — с уважительным поклоном.
Здесь как вокзал, как пункт перекантовки,
Мне незнакомо, ново всё, жизнь в духе требует сноровки.

— Папуля, ты не распыляй вниманье на других,
Сосредоточься на своём пути, не пялься на тела нагих.
Дух внутренний тебе подскажет всё, что следует,
Прислушайся к нему, он всё поведает.
Учись же погружаться вглубь сознанья своего,
Всё осмысляй, иди на Свет, не бойся ничего.

— Я чувствую свободу действий, это опьяняет,
Но путь дальнейший свой моя душа не знает,
Ей соблазнительно посвоевольничать, желанье тут же воплотив.
— Папуля, перестрой души своей мотив.
Не надо увлекаться лёгкостью передвижения,
Пусть выполнит душа все важные приготовления:
Урок сей жизни осознает и осмыслит,
И выберет, что доучить. А то не там зависнет.
Настрой — на Свет, желанье — напитаться Светом,
Лишь только Свет даёт достойные Советы.

3-ий день.
— Папуля, где ты, как дела?
— Летаю, где хочу, где жизнь моя была.
Смотрю, как вы пыхтите на жаре,
А я лежу тут в ледяном ларе.

Да, был момент — мытарили меня,
А спас лишь Свет, сияние огня.
Увлёкся обозрением вокруг происходящего
И потерял отсчёт от прошлого и настоящего.

Теперь стараюсь внутренний контроль держать
И далеко из любопытства не летать.
Я жду момента погребения
Как мига нового благословения.

Понаблюдаю почести, обед
И помашу земному вслед.
Не знаю, что там ждёт, но оставаться здесь мне скушно,
Страсть любопытства одолела, здесь мне душно.

— Отец, не суетись всё обозреть, лови подсказки Света.
Суд предстоит, анализ жизни, не забудь про это.


Беседы с отцом (продолжение)
4-ый день. Вечером.
— Ну, где ты, пап, теперь? — Над холмиком витаю,
За вашей суетою наблюдаю.
Да… Закатили пир — а есть и некому:
Не нужен никому, как стал калекою.

Мой вам совет: сбирайте почести, пока у вас здоровье,
А мёртвому салют — как запасное колесо корове.
Конечно, вроде, льстит. Но ценности земные перевёрнуты.
Ведь почитать надо живых, а не когда вы саваном обёрнуты.

Охотникам — спасибо, молодцы, уважили,
Как полагается меня спроважили.
Опять я с бабкой рядом, но опять не вместе,
В моём кругу поют другие песни.

Но она здОрово и мне, и вам всем помогала,
Пространство светлое и чистое держала.
— Отец, нужно ль душе твоей святое отпевание?
— Оно не повредит для духа созревания.
Пусть церковь же сама решит: достоин — не достоин.
Я был всю жизнь не праведник, а воин.

— Отец, прости, что про усы предупредить
Ума нам не хватило.
— Да… В них, что говорить,
Была моя особенная сила.
Ну, что ж, предстану пред Создателем
В неприукрашенном обличьи.
Буду нагим безусым обывателем,
Пусть это будет главное моё отличье.

6-ой день.
— Папуля, как ты? Что вокруг?
— Нормально. Здесь Гаврилыч, друг.
Готовлюсь понемногу к Главному Суду,
Осмысливаю прожитое, мне не хотелось б быть в аду.

Свет Анны всюду и везде меня сопровождает.
Он — это то, что более всего моей душе здесь помогает.
Свет рейки — тоже, но от Анны он теплее,
Мне ближе он, понятнее, роднее.

— Отец, а почему нам плохо? Все мы заболели.
Анна:
— Да потому что, дети, силы в вас не уцелели.
Вы охраняли тлен, а о себе забыли,
Себя защитным коконом не окружили.
Ваш организм теперь ведёт сброс негатива
И постепенно восстановит силы, это справедливо.
Весь стресс, накопленный внутри,
Выходит болью головной и рвотой.
Вы о себе забыли, посмотри,
Теперь усильте о себе заботу.

7-ой день.
— Отец, где ты теперь, чему душа твоя внимает?
— Моя душа листает Книгу Жизни, дух — её читает.
Просчитывает все достоинства и все недоработки,
Которые потребуют дальнейшей проработки.

То, что считал достоинством по меркам человечьим,
Для Духа может быть прискорбным и увечным.
Гордыня, слава, злость, агрессия,
Несдержанность и неуступчивость, хандра, депрессия,

Все непрощённые обиды, горечь, боли —
Потребуют усовершенства в новой роли.
Я выберу для воплощенья тело новое,
Не знаю — женское ль, мужское, но здоровое.

8-ой день.
— Что в девять дней с душою происходит?
— Эфирный мой двойник… он окончательно уходит,
Он растворяется в небытии вселенной,
А Дух живёт, он — искра сущности нетленной.

Душа ещё пройдёт тревожный путь соблазнов,
Считает суть страниц, ошибок, заблуждений разных,
И вынесет себе исправный приговор:
Любить — любил, но был упрям, суров.

Теперь научишься любить, прощая, жертвуя собой.
Для этого будь женщиной с нелёгкою судьбой.

16-ый день.
— Отец, ты где? — Я отдыхаю, дочка.
В одной из тонких сфер я как светящаяся точка.
Моя душа, моё сознание впрессованы там в вечность,
Там место транспортовки в бесконечность.

Я выбираю новый опыт в женском теле,
Буду учить уроки мягкости в отеле.
Быть служащей и угождать приезжим —
Это совсем не то, что в жизни прежней.
Страх потерять работу и необходимость заработать
Помогут гнев сменить на милость, вот ведь.

— А был ли Суд Души? — Да, был, и я всё понял,
Да так, что самого тот суд до дрожи пронял.
Как мы закованы в шаблонности мышления,
Как мы гордимся несгибаемостью мнения!
Я вдруг увидел, как мы мелочны и глупы,
Как мы жестки друг к другу и на ласку скупы,
Не ценим то, что есть, стремимся к миражам
И подвергаем жизнь опасным виражам.

— Когда ты воплотишься? — Дней через пятнадцать.
Отцу — 24, матери же — 20.
Я — первенец, которому придётся
Кормить семью большую, батя разобьётся,
Упав с горы в большую пропасть.
Ему достать хотелось вертолёта лопасть.

— А не было ль на нас обид?
— Коль были, Бог теперь пускай простит.
Я слишком много думал о своей персоне
И докучал нравоученьями и матери, и Нонне.
Свет Анны рядом, он мне помогает,
В неведомую даль меня сопровождает.
Другие души родственников встретили и разлетелись,
На их плазмоидах не прекращая генераторы вертелись.

Задача родственников — встретить и до места проводить,
Где будет Созревание и Суд происходить.
Потом все разлетятся в разные обители.
У многих здесь святые покровители.
Сильнее всех мне Анна светит,
Здесь лишь слепой её сиянья не заметит.
Она телепатически общается со мной,
Не упуская мелочёвки ни одной.

Спокойно мне, я созреваю, план рожденья составляю,
А вам — спокойствия души желаю.
Пусть будет всё у вас благополучно.
Мы — ваши корешки, дружите неразлучно.
У дерева по роду — власть и сила,
Не ослабляет её смерть, уход в могилу.
На силе рода многие решаются проблемы,
Это — запас энергии, эгрегорные клеммы.
Крепите род и умножайте крону
Во имя жизни, ради Солнца — божества Амона.

Продолжение.
18-ый день.
Вопросы отпевания никак не решались. Ответ церкви был жёстким: мол, он не был
истово верующим, не был регулярно посещающим службы прихожанином, уходил в сознании, исповеди-причащения-покаяния не было, поэтому — «нет».

— Мой Бог, вновь надо ли в епархию мне обращаться?
— Когда же твой процесс прозрения должен начаться?
Все знаки мира протрезвонили: не надо!
Всё получилось так, как дОлжно, так, как надо.

Церковный эгрегор не опекал твоих родителей,
Так не ищите через церковь покровителей.
А души не останутся без помощи, им всё ТАМ разъясняется,
И, если осознали, будет всё, как полагается.

Мир не такой, как в призме человечьих мнений.
Церковный бог — проекция-эгрегор представлений.
Отец твой Светом Высшим охраняем.
Мы это видим, а не просто знаем.

19-ый день.
— Скажи, отец, что происходит, что с тобой?
— Я, дочка, медленно парю в прозрачной сфере над Землёй.
Детализирую свой план для будущего воплощенья
И буду ждать сигнал, дающий разрешенье.

Затем кармические исполнители
И мои ангелы-хранители
Доставят мой сосуд в место зачатья,
Где должен новый путь начать я.

Мне отпевание церковное теперь не нужно.
Мне помогала Анна. Вы ж живите дружно.
На 40 дней сходите всё про памятник узнайте,
И не тяните: выбрав, оформляйте.

Пусть будем двое рядышком лежать.
У вас, ребята, замечательная мать.
Я благодарен ей. Я здесь лишь её душу понял
И сожалею, что был скуп, на ласке экономил.

20-ый день.
— Отец, что происходит, чем ты занят?
— Вокруг огни, меня различные картины манят,
Я собираю киноленту новой жизни, дети.
Как много интересного на белом свете!

Свою судьбу я по крупинкам собираю,
Но что получится из этого, пока не знаю.
Я должен ласку, мягкость приобресть,
Пересмотреть такие категории, как власть, достоинство и честь.

Вопросы жертвенной заботы, состраданья
Я должен отработать до последнего дыханья.
Ещё — вопросы веры, фанатизма,
Любви сердечной и патриотизма.

Всё это надо складно нанизать на удивительную нить судьбы,
Это гигантский кропотливый труд, чтоб знали вы.
О жизни прежней я почти не вспоминаю,
Это прочитанный роман, лишь важные страницы вновь листаю,

Чтоб скорректировать объём событий гармонично.
Для вас всё это неправдоподобно, непривычно,
Но, уж поверьте, что души работа в мире невоспринимаемом
Труднее и насыщеннее, чем в земном, осознаваемом.

Мы на Земле — лишь жалкие проекции, забывшие о смысле.
Вот отчего здесь многие в аду, то есть душой во сне зависли.
Мне Анна помогла сияньем душу разбудить,
Иначе я бы долго мог без осознания бродить.

Продолжение.
26-ой день.
— Отец, ты где и что с тобой?
— Я, дочь, витаю над Землёй.
План воплощения одобрен, я уже на месте
И наблюдаю, как родители мои соединятся вместе.

Вот-вот я в мать войду, я выбираю миг,
Когда в ночи раздастся её крик.
Я выбираю миг экстаза —
Тогда зачатье одухотворится сразу.

Я полон сил и жажду доучиться
Всему, чтоб совершенным стать. Хочу родиться
Вновь на Земле и быть счастливым в полной мере.
Я обращусь душой к буддистской вере.

Она поможет мне единство с Господом держать
И трудности терпеньем и молитвой побеждать.
Свет Анны меня мягко убаюкивал,
Пока я созревал и план рождения «вымукивал».

Я непоседлив и строптив душой, однако.
Лишь Анны Свет придерживал меня от суеты. Тут драка
И очередь на скорость перевоплощений.
Я шёл вне очереди: я был без сомнений
В необходимости приобретенья новых черт.
Всё это Анина работа, спору нет.

27-ой день.
— Отец, ты где и что с тобой?
— Я так же всё витаю над Землёй.
И выбираю миг экстазного соития.
Я сделал для себя огромное открытие:

Мы тешим мыслью лишь себя, что мы наедине с собой.
На самом деле — ты как на ладони, ты всегда нагой;
Десятки невидИмых строгих или любопытных глаз
Обозревают ежечасно днём и ночью нас.

Не скрою, мне изрядно любопытно
Подолгу наблюдать то, что обычно скрытно.
…Да-да, всё понял: любопытство — мой порок,
И это главный недоученный урок.

Я наслаждаюсь необычною возможностью
Летать и наблюдать, забыв об осторожности.
Не далее же, чем через неделю
Нырну во чрево, в самом деле.

Свет Анны меня тоже укоряет.
Он до сих пор меня сопровождает.
Да, каюсь: любопытен, пользуюсь свободой воли.
Но истекает срок мой пребыванья на просторе.
Нырну, как в забытьё. Дай Бог мне вспомнить всё,
Ради чего я воплощусь. Пока, Луло.

33-ий день.
— Отец, ответь, теперь где ты?
— Я выбрал миг необычайной красоты.
Уже я в лоне. Мне здесь неприятно
И даже хочется порой обратно.
Но я всё помню: должен я родиться,
Чтобы терпенью и прощенью научиться.

Земное тело, точно — что темница.
Душа томится, пока плод родится.
Пока всё помню. Только очень тесно.
А в тонком мире было интересно.
Свет Анны, как зарницы всплеск, блеснул,
Когда я, расхрабрившись, в земной мир нырнул.

Прощальный сполох. Я ж теперь прикован,
Программой новой ДНК исполосован.
На токах биополя вся судьба срисована,
Душа всё знает, хоть и в плоть закована.
Теперь есть время всё обдумать, взвесить,
Как жить, сердечный источая аромат, не куролесить.

Общаться можешь, только надо ль это?
Кому нужны посланья с того света?
И кто поверит в то, что, сидя в животе японской матери,
Я мыслями общаюсь с кем хочу в ментальном неизведанном фарватере?..

Я созреваю вновь, теперь как семя, плод
Во чреве моей матери Амиры. Вот.
Отец, японский мореплаватель Ахуро Маза,
Был счастлив, что Амира забеременела сразу.

Беседы с отцом. (продолжение)

После этого беседы с отцом на некоторое время прекратились.
Примерно через 2 недели в общении с мамой я спросила:
— Мамуля, правда ль то, что ты отца оберегала?
— Конечно, глупышок, и ты об этом знала.
— Мамулечка, а правда ль, что отец наш воплотился?
— Да, правда. Но ещё он не родился.
Он развивается в утробе,
А тело старое лежит во гробе.

Спустя ещё неделю я обратилась к В.Я:
— Мне плакалось, и почему-то вспомнился отец перед кончиной.
— На это есть, Луло, свои причины:
Отец твой забывать стал, для чего родился.
Необходимо, чтобы род ваш за него молился,
Иначе снова кармы колесо его закрутит…
Вот почему в последние деньки вас мутит.

— Могу ли я душе его свет рейки дать?
— Да, это будет, безусловно, помогать.
Но надо кое-что ещё: совместные усилия
По сверх-преодолению его бессилия.
— Могу привлечь я для работы наш тройной потенциал?
— Да, это будет «выстрел наповал».
К душе его взывайте, пусть проснётся
И вспомнит опыт, что прожить придётся.

— Спасибо за подсказку. Маленький вопрос:
Как звать его теперь? — Зови иносказательно: отец-овёс,
Иль имя прошлое сгодится. Символ пространства-времени
Вбирает всё: кому и от какого племени…

При посыле рейки сложилась аффирмация:
«Я посылаю рейки-свет для оживления
Воспоминания задачи воплощения.
Я посылаю рейки сквозь пространство-время
По адресу: «Отец-овёс». Обратный адрес: «Его племя».

А в работе с потенциалами вновь возникла схема: 4+1.
4 Высших Я (родных людей) помогают Высшему Я отца, который в центре…

Спустя 4 месяца отец мне приснился. Будто он пришёл переиграть миг своего ухода и всё за ним последовавшее. Это было знаком и началом огромной работы по переосмыслению всего, что мы делали не так.
…Прости за всё, что сделали не так.
И мы тебя за всё прощаем.
Ты, был, папуля, не простак,
Твои желанья до сих пор мы выполняем...

Внутренняя работа вылилась в стихи настолько личные и обнажённые, что печатать их я не решилась, доверив только Богу рукописное осмысление и прощение. Главным был вопрос несоответствия земных и небесных ценностей… А цепочка прощений пошла дальше:

…Прошу прощения своей душой
У душ всех тех мужчин всех воплощений,
Которые судьбою были связаны со мной,
Но наши связи не нашли гармонии решений…

…Прости, могучий Ян, что я тобою злоупотребляла.
Прости, нежнейший Инь, что твою мягкость недоосознала,
Недоценила силу слабости и слабость силы,
Прости, что столько лет я заблуждение в себе носила...

…Прости, душа, за то, что трудные уроки
Ты вынуждена проходить в различнейшие сроки.
…Прости, мой Бог, за то, что трудно прозреваю,
За то, что слабо так свою божественную сущность проявляю.

Прости, Вселенная, прости, весь мир
За то, что слабо слышу звук небесных лир.
Прости, судьба, за то, что несвободна ты была,
Томясь в означенных пределах, накаляясь добела.

Прости, мой облик, моё тело
За то, что ты страдало и болело,
За то, что в муках иногда уроки проходило,
За то, что ограничено возможностями нераскрытой силы.

Теперь я медленно, но прозреваю.
Своей Душе и Духу Истины бразды судьбы вручаю.
Я юный как возница, но во мне — весь кладезь знаний,
Мне не потребуется боль и горечь испытаний,
Я всё имею для процессов осознания —
Через систему знаков и Кристалл Души — прибор распознавания.
7.01.2002





(продолжение)
Прошло ещё 5 месяцев, отец снится вновь, что-то мне передаёт. Работаю со сном.
— Скажи, отец, какую информацию хотел ты передать?
— Я вам хотел два слова лишь сказать.
Вы что, меня совсем не уважаете?
Отсрочкой дел меня вы очень обижаете.
Уж жаркий май прошёл, июнь в разгаре —
И до сих пор лежит мой памятник в ангаре.
— Отец, не беспокойся зря, дай ситуации созреть,
На всё Господня воля. Видно, надо потерпеть.

— Я человек земной и склонен обижаться,
Когда не происходит то, что жду. Ну, как не раздражаться,
Ведь всё готово, лишь поставить надо,
А не идёт никак, какие-то преграды.
Мне лоботрясом хочется назвать своего сына даже.
Его необязательность мне огорчительна. Как будто я в пропаже.
Я должен знать, что зафиксирован мой след,
Иначе я здесь не закончен будто. Это прямо вред.

— Папуля, успокойся, и давай договоримся,
Что нервничать и подгонять не будем.
— Ладно, больше мы не злимся.
— А что ты приносил во сне? Там видеокассета?
— Да, вот она, я приходил, чтоб передать вам это.
— Ты помоги, отец, расшифровать,
Что кинокадры будут означать.

Вставляю мысленно кассету, кнопку нажимаю
И мысленно смотрю, как кинохроника мелькает.
Вот молодой отец, подтянут, в форме, жизни рад,
С улыбкой на меня-малютку направляет взгляд.
Меня целует, обнимает, обожает,
За кругленькую попочку, смеясь, кусает.
Я вся «в бараночках», я кулаком вцепляюсь в его палец.
А вот я обнимаюсь с пацанком. Мне незнакомый малец.

Вот мать с отцом после Германии, красивые, в костюмах серых.
Вот в санатории они, отец хохочет. Много фруктов спелых.
Мамулечка нежна, упрямовата, с тайною грустинкой.
Отец — распахнут жизни, бесшабашен. Оба — как картинки:
Красивы, молоды, энергия в глазах кипит.
И вот — опустошённый взгляд, что в потолок глядит.
Меж ними — жизнь, наполненная счастьем, взлётами, паденьями,
Страданиями, горечью, сомненьями.

— Что этим, папа, хочешь ты сказать?
— Я думаю, что должен вам напоминать,
Что быстротечна жизнь, цените каждый миг,
И пусть душа вбирает радость — это я постиг.
Я радовался жизни, но — эгоистично. Анна ведь грустила,
Страдая, видя, что супруг растрачивает силу.
В желаниях своих легко о близких забываем
И смысл счастья человеческого просто упускаем.

Я вам хочу сказать, что будьте счастливы, пока вы живы,
Пока вы энергичны, молоды, красивы.
И радуйте друг друга до последних дней.
Вот смысл послания души моей.
Я радовался, но не мудр был в отношениях.
В претензиях мы топим счастье, в словопрениях.
Будьте добрей и мягче к своим близким.
На том прощаюсь. Всем поклон от меня низкий.
8.06.2002

Так уж мудро в мире устроено, что чувство горечи потери со временем слабеет, тускнеет. Остаётся тихая благодарность к божественной гармонии всего происходящего, внутренний трепет перед непостижимостью сакральных процессов бытия и беззвучный восторг души от всё-таки даруемой нам возможности что-то прозреть, почувствовать, считать в виде знаков.
Мы учимся жить без самых близких и дорогих нам людей. Просто ты знаешь, что у наших родных в иной реальности своя жизнь, свои планы и новые задачи. Связь может ещё долго ощущаться, но со временем уходит ощущение её необходимости. Значит, всё уравновесилось, наладилось. Иногда, в трудные моменты, нам может идти незримая помощь ОТТУДА. Реже можно ощутить, что ТАМ нужна наша помощь...
Шло время, и вдруг опять мне приснился сон, потребовавший расшифровки и работы.

СНЫ ИЗ ДРУГОЙ РЕАЛЬНОСТИ

Мне снилось: за рекой отца моего били.
Он был в костюме, при медалях боевых.
А там его унизили и оскорбили,
Топтали и пинали на камнях речных.
Душа от боли за родного человека
Взметнулась, содрогнулась: как помочь?
И вот уже шагаю смело в реку.
Оказывается, могу! И все сомненья прочь!

Я удивленно отмечаю легкость перехода,
И речка неглубокой оказалась: по колено!
Отца увидела возле шатра, у входа.
Его лупили двое молодых и здоровенных.
От возмущенья моего они тотчас исчезли.
Закон неумолим: жертву оставь, ей есть кому помочь.
И больше там к отцу уже не лезли.
Там было сумрачно, хотя не ночь.

— Отец, что они делали? — над ним склоняюсь.
— Они мне больно делали, — бессильно он сказал.
И тут я среди ночи просыпаюсь
И посылаю ему рейки — помощи сигнал...
Через какой-то срок я снова вижу сон,
Как к дому вдруг «Икарус» подъезжает.
Прямо к подъезду самому подруливает он.
Соседи удивленно рты приоткрывают.

Автобус к нам домой привез отца!
Он поднимается по лестнице неспешно.
Я удивляюсь выражению лица,
Он изменился изнутри, конечно.
Лишь внешне прежний, но чутье не обмануть:
В нем все по-новому. Это другая суть!
Нет ни агрессии, ни капли раздраженья,
Нет нетерпимости и нету осужденья.

Спокойствие, достоинство и благость,
И очень тихая светящаяся радость.
Он словно специально прибыл молча сообщить,
Что все наладилось, он продолжает жить.
Он вверх по лестнице неспешно поднимается,
А я за ним его багаж несу.
Моя душа спокойно улыбается:
Она-то знает цену колесу.
30.03.2003 [URL=http://forum.lightray.ru/ftopic3643-0.html]

P.S. Милена об искусстве дзогчен (или йоге переноса сознания, называемой Пхова) я читала в книге Р.Доля «Посвящение вечностью». Не знаю, есть ли электронный вариант.

Боже, никогда не думала, что может понадобиться запись его описания стадий умирания:
(кому не надо — лучше не читайте!!!)
сначала человек перестаёт слышать, потом видеть, потом теряются обоняние, вкус, осязание. Тело распадается сначала до элементов Земли (становится вялым, мягким), потом до элементов Воды (течёт из носа, тело опухает, останавливается кровообращение), затем до элементов Огня (холод поднимается снизу вверх по телу, оно деревенеет и тяжелеет), затем до элементов Ветра (трудно дышать, желание жить, страх смерти). Важно оставаться в состоянии слияния с сутью Ясного Света (при этом даже после остановки сердца и дыхания тело не будет коченеть).

Другое описание: Тело живёт благодаря балансу стихий. В момент смерти ветер Кармы растворяет стихии одну в другой: элемент Земли (1чакра) растворяется в элементе Воды (3 чакра), элемент Воды в элементе Огня (4 чакра), элемент Огня в элементе Ветра (5 чакра), затем ветер кармы растворяется в сознании (6 чакра), приходят ангелы или демоны. Из этой точки ещё возможен возврат в тело. Далее, если удаётся растворить Красный Свет Матери (2 чакра) в Белом Свете Отца (7 чакра), то путник воплощается в чистых землях Будд или вырывается из колеса сансары. Если нет — наступает бардо дхармы (закона), идёт притяжение к соответствующему по вибрациям миру для воплощения.
Сознание выходит из тела через одно из 9 отверстий (если интересно, я потом выложу), это и определит мир нового рождения.
При фокусе сознания на Свет происходит узнавание сушумны в качестве пути умирающего, узнавание себя как путешественника и узнавание окружения мира Будд как пункта назначения.

Вот почему человек должен знать о мирах подсознания, в ловушку которых душа может угодить после смерти, должен знать и стадии умирания, и миры.
Нужен настрой на осознанную посмертную работу. Важно осознать светоносность, Сияние природы ума, Ясного Света, который проявляется как звук, цвет, свет. Это бардо каузального мира.
(Кстати, объясняется мироточение мощей святых: душа святого, пребывая в Высших мирах, проводит через мощи Свет в наш мир, излучая благодать в виде мироточения.)

Испытавшие посвящение смертью становятся мягкими, внутренне тихими, умиротворёнными, великодушными и мудрыми.
Это всё книжные описания, но «знания без применения на личном опыте — бесполезный и вредный багаж». Можно попросить Берту описать свой опыт поподробнее (если, конечно, проявятся желающие его знать).

Я частично знакомилась с таким опытом на семинаре «Преображение» Л.П.Крекниной. Смысл в том, что надо осознать: смерть живёт в уме, в сознании. Чтобы обрести бессмертное сознание, надо вывести из разума 4 элемента стихиалий. Отработка идёт в том же порядке: сначала отрабатывается элемент Земля, потом Вода, Огонь, Воздух. В момент остановки дыхания видишь своё духовное сердце, 3 капли крови и слышишь Зов Отца. На пике молнии сознание взлетает к Отцу, раскрывается вся память, рождается бессмертное сознание. Мы получили скелет работы, но для полного её проведения должна быть «готова почва». Никто из нас, как тогда оказалось, не был готов провести всю работу полностью.
http://forum.lightray.ru/ftopic3643-150.html
Алина8 http://forum.lightray.ru/ftopic31-3643-0-t-a-45.html

2 комментария:

  1. Ничего подобного не читала о том Свете.

    ОтветитьУдалить
  2. Olya, к счастью сейчас много литературы об этом..
    Вот еще..http://novosvit.com/forum/index.php?showtopic=3020&hl= Околосмертный опыт
    Я ВИДЕЛ НЕБЕСА Современное воскрешение ( Борис Пилипчук ) и др..

    ОтветитьУдалить